Posts tagged ‘Яффо’

13.05.2017

Однажды в саду

от Marina Shafir

Однажды мы с друзьями, которые увлекаются фотографией, как и я, гуляя по Яффо, подошли к старинному особняку. Судя по его постройке и отделке, дом этот был некогда прекрасен и величествен, несмотря на уродливые кондиционеры, издержки современного быта. Обычно, я ищу некоторую информацию о месте, куда мы собираемся на фото-прогулку, распечатываю статьи, и мы гуляем, поглядывая в них, проверяя, что здесь было раньше, кто жил, и чем занимался. Так это было и в тот раз.

read more »

09.03.2014

Девичник накануне 8-Марта in Oriental style

от Marina Shafir

Не помню, когда именно, но я уже давным-давно перестала отмечать международный женский день №-8.

СССР, а вместе с ним и социализм  приказал долго жить, а деловую инициативу Клары и Розы считаю устаревшей.  И да, считаю это даже ущемлением прав женщин — выделить один (!!) день в году для почитания и преклонения женщине.  Для меня лично каждый день 8 Марта  если я свою метлу не забываю дома:) Женщина должна слышать комплименты, получать подарки и одинаковую  зарплату-за-ту-же-работу-что-и-мужчина все 365 дней в году!  Но я немного отвлеклась,  и хотя,  тема  женских прав в обществе очень важная, сегодня и сейчас речь пойдет о вкусной-превкусной еде и напитках,   после  которых осталось совершенно волшебное послевкусие. Надеюсь, что читающие эти строки успели плотно поесть, потому что еще утром я дважды начинала писать статью, но как только в памяти всплывали воспоминания о неповторимых в своем роде вкусовых качествах знакомых давно продуктов, которые мы отведали во время ужина  — как я тут же кидалась к холодильнику.  Итак, меня пригласили отметить международный День № 8 (мне нравится писать  №8, это созвучно с №5, правда?:) в ресторане Abrage в Старом Яффо , в узкой девичьей компании. 

read more »

12.05.2012

По дороге с Герцлем. Старый порт Яффо. Чaсть I

от Marina Shafir

"Я — еврей!"

«Герцль нас научил произносить два слова: «я – еврей!», – записал в 1919 году раввин Авраам Элиягу Каплан. – Неужели когда-либо, было такое, чтобы еврей предстал перед европейскими лидерами и на вопрос «кто ты?» отвечал этими двумя словами: – «Я еврей», без всякой добавки: «еврей, но также и немец», «еврей, но заодно и француз»?. Конечно, Мозес Гесс, Пинскер и другие уже старались возродить национальное сознание, но на самом деле в этом не было ничего нового. Наши руководители и учителя научили нас говорить об этом шепотом, между собой. Никто до Герцля не учил нас открыто заявлять в лицо всему миру: Я еврей!»

В последний день апреля, мы с товарищами по перу повторили путь Герцля, по которому он прошел с сионистской делегацией во время пребывания в Эрец-Исраэль в октябре 1898 года.
Пресс-тур был организован и прошел при поддержке проекта "Арцейну"(Моя Страна), за что им низкий поклон.

Я уже обработала и уменьшила снимки, и собралась было написать 1-й пост…как все остановилось. Невероятно мало мы знаем о Герцле! А то, что мы знаем, на самом деле избитые клише. "Борода, сионист, балкон". Ну, может быть еще что-то.
Но все это не идет ни в какое сравнение с тем, что я узнала о нем в последние несколько дней. Мне пришлось перерыть кучу информации, и даже узнать о только что вышедшей книге — 8-летнем исследовательском труде д-ра Ицхака Вайса "Герцль — читаем заново".
И, действительно, моим глазам открылся совершенно другой Герцль.
Талантливый журналист, неутомимый лидер, сплотивший разобщенный еврейский народ. Сентиментальный, чаще всего совершенно одинокий человек, иногда сомневающийся, колеблющийся, но твердо стоящий лишь на одном: идее еврейского государства.
Чтобы понять, что его привело к идее объединения еврейского народа, как Теодор становился Беньямином Зеевом, и что он делал в Эрец-Исраэль, я и написала это репортаж.

read more »

22.12.2009

Как в Яффо сионистское электричество проводили

от Marina Shafir

Некоторое время назад я уже написала о том, как в один прекрасный день у меня завелся внутренний моторчик, и мы поехали в Яффо, чтобы пофотографировать бывший экзотический сад Платона Устинова
(или то, что от сада осталось – старый бенгальский фикус).
Ну, а раз я и так буду в Яффо, то будет грешно не добраться в Старый город и не сделать ночные снимки. Поэтому, я договорилась со своими друзьями hamuda и big287 встретиться уже там. Тем более, от бывшего дворца барона до побережья рукой подать.
Ага! Так всегда думает наивный путешественник, который уверен, что ему знаком каждый метр пути, где он побывал не раз, а на самом деле, он так давно не появлялся в этих краях, что заблудился и опоздал. Пока мы отмеряли по третьему кругу мимо местных жителей, огибая перерытую меридианами и параллелями центральную яффскую улицу, солнце успело послать мне последнее прощай, ярко подмигнуло и скрылось: а ведь как хотелось поснимать древние камни, обрамленные в разные оттенки золотого. С друзьями мы встретились уже в ночном Яффо.

В этот день у арабов был праздник Куйрам-Байрам. Казалось, что все население Яффо вышло на улицы на прогулку и за покупками. Запахи, громкие оклики, арабская музыка, сигналы — если вам захочется почувствовать настоящий Восток — он здесь, на дороге, ведущей в порт. Из-за скопления машин, водители некоторых плевать хотели на дорожные правила, образовалась пробка — можно было разжечь мангал — так медленно двигалась в неизвестно каком направлении вереница машин. Зато я успела немного поснимать из машины.

А яркие огни на улицах и витринах Яффо напомнили мне об одном замечательном эпизоде в истории Эрец-Исраэль.

08.12.2009

Близко — далеко

от Marina Shafir

Знаете, откуда я фотографировала купол этой лютеранской церкви?
Это вид с крыши Бейт-Иммануэль, бывшего дворца барона Платона Устинова.
Мне, как всегда, спокойно не сиделось. Если понравилась прочитанная история (я имею в виду про Эрец-Исраэль), я обязательно, рано или поздно должна побывать на этом месте.
Посмотреть, потрогать, почувствовать, пройти теми же тропами.
Поэтому, в продолжении этого, я в добавок ко всему, подбила друзей встретиться и поснимать в старом Яффо. Чтоб убить двух зайцев, ага:)
В прошлый раз у них не заняло слишком много времени на съемку дома и величественного сада (или, по крайней мере, то, что от него осталось – фикус, его-то я и послала снимать, сама в это время то ли заболела, то ли не помню уже что, не смогла быть)
Поэтому, я подсчитала, во сколько надо выехать из Герцлии, чтобы, отсняв дом-сад в бывшей немецкой колонии внутри Яффо, встретиться с друзьями в старом Яффо перед самым закатом.

Но не тут-то было.

30.11.2009

Голод не тетка…

от Marina Shafir

…пирожка не поднесет (с)

В старом Яффо.
На одном из светофоров, при повороте направо, я вглядывалась в таблички с названием улицы, когда вдруг, мой взгляд упал на эту парочку, которая замерла неподвижно на мусорке. Там, внутри мусорки, что-то копошилось еще. Но узнать его происхождение было невозможно. Я успела сделать еще пару снимков: парочка не сдвинулась с места, видно были уже сыты, застыли, не двигаясь, словно загипнотизированы. А мы поехали дальше — искать табличку с нужным именем, чтобы добраться, наконец, до Яффского Гороскопа: старинных улочек — знаков Зодиака.

13.08.2009

Русский барон из Яффо

от Marina Shafir

398.00 КБ

Кажется, сейчас, кроме этого старого бенгальского фикуса никто уже толком и не помнит, что всего лишь какое-то столетие назад (а что такое для истории один век?) на этом месте бурлила жизнь.
Остается лишь фантазировать, и представить себе роскошные в своем великолепии сады, невиданные ранее растения, искусственный источник, античные скульптуры, редкие породы деревьев, на ветвях которых расселись диковинные попугаи и обезьяны свободно резвятся по саду. Жители Яффо, разных национальностей и конфессий: женщины под зонтиками и в длинных платьях, сопровождающие их мужчины при костюмах и в соломенных шляпах, пришли сюда прогуляться в субботу. Старый фикус был свидетелем пышных приемов: кайзер Вильгейм 2-й, Беньямин Зеев Герцль и Эдмонд де Ротшильд были самыми важными гостями, которых здесь когда-либо принимали.

548.00 КБ

480.52 КБ

Наверное, самым интересным и популярным образом в старой Эрец-Исраэль 80-х 19 столетия, был русский барон Платон Григорьевич Устинов, сегодня уже почти забытый, но зато все хорошо помнят его не менее знаменитого внука, ныне покойного Питера Устинова, знаменитого британского киноактера.
Во второй половине 19 века, в далекой от душной Яффы России, русский офицер-кавалерист Платон Устинов изменил своей вере – стал протестантом. (Российские источники по-разному объясняют это событие. Одни пишут, что будучи в Саратове, влюбился Платон в дочку мессионера-лютеранина Мельтцера, и за долгими разговорами с ее отцом пересмотрел свое отношение к ортодоксальному православию. Другие пишут об итальянской версии: что отошел Платон от отцовской религии, благодаря душевным разговорам с лютеранином, отдыхая на неаполитанских курортах.)

Так или иначе, но в те времена, православие в России было государственной религией, и отступничество каралось ссылкой в Сибирь. Благодаря дяде-дипломату Михаилу Устинову,который был близок к царю, Платона в Сибирь не отправили, но выдворили со службы со скандалом, а потом разрешили покинуть Империю. В 1875 году он перебрался в Вюртембергское княжество, где получил баронский титул от королевы Ольги, дочери Николая Первого. Несколько лет скитаний по Европе приводят фон Устинова в Яффу, в Эрец-Исраэль, где он проведет свои лучшие 30 лет жизни.

В 1877 году Устинов присоединяется к ордену тамплиеров и покупает здание рядом с отелем «Иерусалим» (Гранд-Отель).

320.00 КБ
(бывший Гранд-Отель или Иерусалим, спроектированный немецким архитектором Теодором Занделем, здание участвует в программе сохранения немецкой слободы, сейчас принадлежит частному лицу)

468.00 КБ
Всего в гостинице было 24 комнаты, которые не были пронумерованы. 12 комнат располагались в «танахическом» крыле и каждая из них была названа в честь одного из колен Израилевых, в другом корпусе – «новозаветном» 12 — именами дюжины христианских апостолов.

472.00 КБ
466.00 КБ
304.00 КБ

368.00 КБ

Купив здание, он его перестраивает и достраивает этаж (основа была деревянной, как и все постройки американской слободки, перешедшей потом к немцам-протестантам), и превращает в роскошный русский дворец. А в 1895 году отдает свой дом под гостиницу, которую называет Отель дю Парк, а сам переселяется в другое здание.

Вот этому скромному, но чрезвычайно талантливому человеку, с трагической судьбой, обязаны сады своим великолепием и своему влиянию на развитие сельского хозяйства в других молодых поселениях в Эрец-Исраэль.

28.00 КБ
Нисим Альхадиф — Король цветов, как его тогда называли в Эрец-Исраэль.

Однажды, Карл Неттер, оставил в Париже особняк, бизнес и прочую приятную жизнь, и прибыл в Эрец-Исраэль с идеей «фикс» — открыть здесь сельскохозяйственную школу-интернат. Казалось бы, что может быть проще? Иерусалимским раббаним не понравился французский еврей, Хас –ве-Халлила (Б-же упаси!), набирающий детей в какую-то светскую школу, где ученики будут работать на земле, и запретили родителям отдавать ему своих детей. Случайно, в одном из переулков, на глаза Неттера попался 12-летний мальчик, недавно прибывший с матерью из Родоса. На вопрос Карла, что мальчик хотел бы делать, тот ответил: «Выращивать арбузы, сэр!»

Этот мальчик — Нисим Бехур Альхадиф — стал первым выпускником школы Микве-Исраэль. Талантливого агронома нанял Платон Григорьевич ухаживать за садом, в чем первый преуспел настолько, что в 1887 г. во время посещения Эдмундом де Ротшильдом усадьбы Устинова, еврейский барон был настолько поражен великолепием садов, что попросил представить ему садовника, и когда познакомился с этим скромным агрономом, сразу же предложил ему должность управляющего насаждений и сельхозработ в еврейских поселениях.
Не менее знаменитой, чем диковинные сады, была у барона богатая коллекция археологических ценностей: античные скульптуры, древние надгробия, с выгравированной на них ассирийской вязью.
В коллекции, которая располагалась на первом этаже дома, были надгробия с древнего еврейского кладбища, найденные во время основания русской церкви в районе Абу-Кабир. Неизвестно где скиталось, и какими путями было вывезено, но в наши дни, это богатое собрание древностей обнаружилось в двух музеях Норвегии.

Платон Григорьевич, по воспоминаниям своих современников, был невысок, но благороден в осанке, седобородый и великодушный, он производил впечатление выдающегося ученого.

Однажды, далеко-далеко от Яффы, обстоятельства бизнеса привели варшавского еврея Мориса Хала в Эфиопию, где он занялся добычей железной руды и производством оружия для местного короля. В процессе производства влюбилась одна из принцесс в Мориса, и он, крестившись, женился на ней. Позже, когда он с женой и детьми приехали в Яффо, Платон Устинов женился на одной из дочерей Мориса. У нее и Устинова родилось четыре сына и дочь. Старший сын Йона и стал отцом актера Питера Устинова. А Морис еще долгие годы своей жизни в Яффо помогал своему русскому зятю управлять гостиницей. А в пансионе при церкви приютил множество евреев-беженцев.

352.00 КБ
500.00 КБ
В конце 19 века, кайзер Вильгейм 2-й не смог лично присутствовать при закладке фундамента лютеранской церкви «Эммануэль», но к открытию прислал в подарок колокол

Платон Григорьевич, будучи натурой неординарной и деятельной не стал довольствоваться экзотическими садами, он проявлял заботу, помогая бедным и больным: так, он открыл в Яффо больницу для лечения глазных болезней для всех нуждающихся, любой национальности и вероисповедания. И первыми ее пациентами стали евреи, бежавшие от погромов в царской России.

Где Платон Устинов закончил свой нелегкий жизненный путь, к кому обратил свой последний взгляд, неизвестно, мнения расходятся. Но остались воспоминания внука барона, Питера Устинова.
Накануне первой мировой войны дед был 74-летним плохо видящим старцем, который не отказался от своей самой большой любви – чтения священных книг. Когда началась война, поехал старый барон в Русское консульство в Иерусалиме и объявил, что, несмотря на различие взглядов в прошлом, он демобилизуется на службу родине. Когда ему ответили, что из-за его почтенного возраста это невозможно, объявил, что доберется в Россию своими силами и там присоединится к армии.
Что он и сделал: вышел в путь, но в Россию так не добрался – по дороге заболел и умер. Хотя другие источники (российские) пишут о том, что барон добрался таки до России, и в 1917году умер от голода в Пскове.
Его старший сын Йона, в начале 1920г поехал в Россию на поиски отца, но встретил там свою будущую жену — театральную художницу и дочь знаменитого архитектора Леонтия Николаевича Бенуа — Надежду. Поженившись, молодые Устиновы еле вырвались из смутной большевистской России, и добрались до Англии, где в 1921 году у них родился сын Питер – будущий Эркюль Пуаро.

36.09 КБ
392.00 КБ

Кажется, что сейчас немногие, проходя мимо «Бейт-Эммануэль», пансиона для христианских паломников, обращают внимание на вывеску, и догадываются о надписях на ней. Не знают они о том, что когда-то, на этом месте, среди песчаных дюн цвел оазис, а в нем диковинные сады с невиданными попугаями и обезьянами, дамы и кавалеры, одетые по последней европейской моде, неспешно ведущие беседы на французском, немецком и русском. Где жил русский офицер Платон Устинов, выдающаяся личность, который любил Яффо, помогал страждущим, давным-давно перешедший в другую веру, но до конца жизни сохранивший верность России.
192.00 КБ

Все фотографии (кроме архивных) сделаны: Дианкой (hamuda.livejournal.com)

20.05.2009

Пока ждала…

от Marina Shafir

подружку hamuda, которая должна была приехать и вытащить меня из малоизвестного Яффо ближе к цивилизации

Альбом: 2009_05_19

чуть не стала мишенью у маленьких арабчат, что играли напротив в футбол: дважды поймала мяч левой ногой и отдала пас правой — нифигасе какие слова знаю

Метки: